Блог

Блог частного трансфера в Черногории
  • Пушкин в Черногории не был!

    В Черногории две столицы — древняя и молодая. Молодая — по меркам вечности, конечно. И еще потому, что старинный город Подгорица, молодая столица Черногории, неоднократно горел и перестраивался. Во время Второй мировой войны Подгорицу обстреливали 70 раз. В итоге город был практически разрушен до основания — усилиями итальянской и немецкой авиации. Поэтому зданий, построенных за прошлые столетия, в Подгорице осталось совсем немного. Зато есть милые русскому сердцу памятники — Александру Сергеевичу Пушкину с его Натали и Владимиру Высоцкому. Оба этих памятника — подарок Москвы Подгорице.podgorica-montenegroexplorer
    Почему же Пушкин и Высоцкий? Пушкин в Черногории не был, но посвятил черногорцам стихотворение «Бонапарт и черногорцы» из цикла «Песни западных славян». Граф Савва Вла-диславлич, серб из Боки-Которской, подарил Петру Великому раба из Эфиопии, древней христианской страны, окрещенной еще византийскими монахами. Этот раб — по происхождению знатный эфиоп — звался Авраамом (Абрамом), а Петр I сделал умного и храброго юношу своим крестником, Абрамом Петровичем Ганнибалом. Петр II Петрович Негош, владыка черногорский, прекраснейший поэт, посетил могилу Пушкина в Свято-горском монастыре и заказал заупокойную службу по русскому гению. Негош называл Пушкина «счастливым поэтом великого народа».
    Наверное, в честь всех этих событий и стоит в столице Черногории памятник Пушкину и его Натали, Наталье Николаевне Гончаровой. Натали сидит на скамеечке, а Пушкин стоит рядом и читает стихи. Создатели этого монумента — архитектор Михаил Кореи и скульптор Александр Таратынов. Слушала ли реальная Наталья Николаевна своего гениального мужа так внимательно, как скульптурная, бронзовая, трудно сказать. Во всяком случае, создателям памятника очень хотелось, чтобы это было так. Но существует и другое восприятие образа прекрасной Натали, блестяще выраженное Мариной Цветаевой:

    Счастие или грусть —
    Ничего не знать наизусть,
    В пышной тальме катать бобровой,
    Сердце Пушкина теребить в руках,
    И прослыть в веках —
    Длиннобровой,
    Ни к кому не суровой —
    Гончаровой.
    Сон или смертный грех — Быть как шелк, как пух, как мех,

    И, не слыша стиха литого,
    Процветать себе без морщин на лбу.

    Если грустно — кусать губу И потом, в гробу, Вспоминать — Ланского.
    (1916)

    Частью бронзовой композиции памятника Пушкину и его Натали является камень с высеченными на нем строчками из стихотворения «Бонапарт и черногорцы», посвященного противостоянию жителей страны французским захватчикам:

    Черногорцы? что такое? Бонапарте вопросил.

    — Правда ль: это племя злое, Не боится наших сил..

  • Высоцкий посетил Черногорию в сентябре 1976 г.

    Владимир Семенович Высоцкий посещал страну величественных горных вершин и синего моря неоднократно. В 1974 г. в Черногории (тогда еще — регионе Югославии) снимался фильм «Единственная дорога», посвященный Второй мировой войне и партизанскому движению. Имеются в виду, конечно, партизаны Иосипа Броз Тито — будущего лидера социалистической Югославии.2013011611492414018
    На сербско-хорватском название этого фильма звучало как «Okovani soferi» («Скованные шоферы»). Режиссером картины был Владо Павлович, а производство совместным — Filmski Studio Titograd, Мосфильм, Zeta Film (СССР — СФРЮ). В этом фильме Высоцкий играл одного из шофёров-пленных, которых приковали к рулям и которые сообщили партизанам, что в бензовозах шофёрами едут пленные. В итоге партизаны не смогли стрелять.
    Именно тогда, в первый приезд Высоцкого в Черногорию, телевидение Титограда (так, в честь Иосипа Броза Тито, в те времена называлась Подгорица) сделало передачу о Высоцком — поэте и актере. Через тридцать с лишним лет запись этой передачи была обнаружена в архиве.
    Второй раз Высоцкий посетил Черногорию в сентябре 1976 г., вместе с Театром на Таганке. Тогда, на фестивале БИТЕФ, Театр на Таганке занял первое место. А в эфире телевидения Белграда транслировалась передача «Гамлет и вокруг Гамлета», посвященная одному из самых блестящих спектаклей Театра на Таганке и Высоцкому, гениально сыгравшему роль датского принца.
    Памятник Владимиру Высоцкому был выполнен скульптором Александром Таратыновым и подарен Подгорице правительством Москвы. Фигура поэта установлена на небольшом пьедестале, у подножия которого лежит череп — напоминание о гениальном исполнении Высоцким роли Гамлета. Скульптура стоит на фоне конструкции, напоминающей экран. Здесь на сербско-хорватском и русском языках выбиты слова гениального стихотворения поэта, посвященного Черногории:

    … Мне одного рожденья мало — расти бы мне из двух корней… Жаль, Черногория не стала второю родиной моей!.

  • Гениальное стихотворение Высоцкого, посвященное Черногории.

    Черногория вдохновила Высоцкого своей удивительной мужественностью, редкой, пьянящей силой. Существуют OLYMPUS DIGITAL CAMERAстраны женственные и утонченные, как Франция. Такие страны полны изящества и неги. Но есть и края, известны своей бьющей через край мужественностью. Черногория относится к числу откровенно мужественных стран.
    Гениальное стихотворение Высоцкого, посвященное Черногории, просто необходимо процитировать полностью:

    Водой наполненные горсти Ко рту спешили поднести —
    Впрок пили воду черногорцы И жили впрок — ДО тридцати.
    А умирать почетно было Средь пуль и матовых клинков
    И уносить с собой в могилу Двух-трех врагов, двух-трех врагов.
    Пока курок в руке не стерся, Стреляли с седел и с колен,
    — И в плен не брали черногорца — Он просто не сдавался в плен.
    А им прожить хотелось до ста, До жизни жадным, — век с лихвой,
    -В краю, где гор и неба вдосталь, И моря тоже — с головой:
    Шесть сотен тысяч равных порций Воды живой в одной горсти…
    Но проживали черногорцы Свой долгий век — до тридцати.
    И жены их водой помянут, И прячут их детей в горах
    До той поры, пока не станут Держать оружие в руках.
    Беззвучно надевали траур, И заливали очаги,
    И молча лили слезы в травы, Чтоб не услышали враги.
    Чернели женщины от горя, Как плодородная земля, —
    За ними вслед чернели горы, Себя огнем испепеля.
    То было истинное мщенье — Бессмысленно себя не жгут:
    Людей и гор самосожженье — Как несогласие и бунт.
    И пять веков, — как божьи кары, Как мести сына за отца, —
    Пылали горные пожары И черногорские сердца.
    Цари менялись, царедворцы, Но смерть в бою — всегда в чести, —
    Не уважали черногорцы Проживших больше тридцати.
    Мне одного рожденья мало — Расти бы мне из двух корней…
    Жаль, Черногория не стала Второю родиной моей.

  1. 1
  2. 2
  3. 3